Литорея мудрая

Предыдущая страница

Продолжая рассказ о литорее, нельзя не вспомнить еще об одном художественном произведении, в сюжет которого очень искусно вплетена головоломка. Сами ребята назвали мне его — увлекательную приключенческую повесть А. Рыбакова «Кортик». В ней рассказывается о том, как трое друзей-мальчишек, разгадывая значения таинственных знаков на кортике, напали на след опасных преступников и помогли их разоблачить.

Знаки на рукоятке кортика и его ножнах оказались знаками мудрой литореи.

В старину на Руси мудрая литорея представляла собой десятизначную систему условных знаков. Алфавит (возможно, не полностью) разбивали на три группы по десяти букв в каждой. Буквы первого десятка обозначались точками («а» — одна точка, «б» — две, «в» — три и т. д.), буквы второго десятка — черточками, буквы третьего десятка — кружочками или крестиками. Знаки, составляющие одну букву, выписывались столбиком. Текст, зашифрованный таким способом, разделяли по горизонтали на две равные части, которые надлежало хранить порознь. Расшифровать написанное мудрой литореей можно было, только имея обе половинки текста.

В современном русском алфавите тридцать три буквы. Разбивая их на три равные группы, можно составить одиннадцатизначную литорею.

Число 11 не делится пополам, поэтому горизонтальная черта делит каждую табличку на две неравные части: в верхних «половинках» по шести рядов, в нижних — по пяти. То, что части табличек не равны, никакого значения для головоломки не имеет.

— Ну уж и мудрая! — усмехается Саша. — Ненадежный это шифр.

— Почему же?

— Да ведь и по одной половинке, наверное, можно догадаться, что зашифровано. Если мне попала, скажем, верхняя половинка, то я легко могу расшифровать те буквы, в которых меньше шести знаков. А таких букв немало: а, б, в, г, д; к, л, м, н, о, х, ц, ч, ш, щ. Пятнадцать букв — это же почти половина алфавита. Ну, а если нижняя половинка? Опять-таки я по «хвостам» могу определить пятнадцать букв — те, в которых больше шести знаков: ё, ж, з, и, й, р, с, т, у, ф; ы, ь, э, ю, я. Тоже немало. Какой же тут может быть секрет?

Саша прав: часть букв можно разгадать по любой из половинок мудрой литореи. Но всегда ли этого достаточно, чтобы разгадать весь текст? Не проверить ли на опыте?

Так мы и поступили. Я зашифровал одиннадцатизначной литореей небольшую пословицу и разрезал головоломку на две части. Бригада разделилась на две группы, и каждая из них получила половину шифрованного текста.

Пусть решают, проверяя Сашину гипотезу. Возможно, на некоторых текстах она и получит подтверждение. Но с загаданной пословицей этого не произошло: ни одна из половинок не выдала секрета.

Проделай ту же работу за одну и за другую группу, и ты согласишься, что винить ребят в недогадливости, пожалуй, нет оснований.

Далее

Содержание