Кроссвордные уродцы

Предыдущая страница

Вот он, конкурсный кроссворд Наташи Родионовой, составленный на тему о знаменитых мореплавателях и путешественниках. Если говорить о его содержании, то лучшего и желать не надо: загаданы четырнадцать всемирно прославленных фамилий.

Да и внешне задача выглядит нарядно: Наташа немного рисует, и рисунки ее отнюдь не плохи. Но кроссвордная фигура! .. Даже не читая надпись на уголке листа, сразу видишь, что фигура уродлива.

Едва взглянув на дело рук своих, Наташа хватается за голову. Теперь, когда она кое-что знает о кроссвордах и технике их составления, ей трудно представить, как можно было в одной кроссвордной фигуре сделать столько ошибок.

На ошибках учатся. Поэтому мы предоставляем Наташе возможность выступить строгим критиком собственной работы. Сделать это не так уж трудно — недостатков в кроссворде много, они бросаются в глаза.

1. Фигура бесформенна. Нет и признаков какой-либо системы в расположении клеточных рядов.

2. В фигуре четыре «висячих» слова, причем три из них («Челюскин, «Чирикрв», «Магеллан») многосложные, что совсем уж непростительно.

3. Слово «Седов» вообще выпало из фигуры; в нем нет ни одной пересеченной клетки, поэтому оно оказалось полностью изолированным. Но в кроссворде изолированных слов быть не должно.

4. Два слова — «Пири» и «Нансен», расположенные на одной вертикали, — поставлены вплотную друг к другу, что также не разрешается правилами. Между словами, находящимися в одном ряду, обязательно должна быть промежуточная черная клетка.

5. Горизонтально расположенные ряды со словами «Головнин» и «Попов» сдвинуты вплотную, в результате чего образовалось шесть совмещенных, но непересекаемых клеток, а мы уже знаем, что совмещенные клетки могут быть только в узлах пересечений. Таким образом, группа слов «Попов — Потанин — Магеллан» фактически тоже изолированна, связь ее с фигурой только кажущаяся.

6. В слове «Крузенштерн» интервал между двумя пересеченными клетками очень велик, значительно больше нормального.

Все это было отмечено Наташей. И к тому, что она сказала, мы ничего не могли добавить, кроме пожелания (оно относилось ко всем) не повторять в дальнейшем тех же ошибок.

Далее

Содержание